«Все зарывались в снег и спали…». Воспоминания ветерана о боевых буднях

0 47

В свои 97 майор в отставке
Андрей Андреевич Половинкин осваивает новые технологии: общается с внучкой в
Интернете, печатает небольшие тексты. Еще
сам водит машину — японский внедорожник, помнит все названия и фамилии со времен военного прошлого и мечтает о том, как предстоящим летом вновь выберется
на берег ближайшей речки.

А сегодня, в преддверии великого праздника Победы,
рекой льются воспоминания. Рассказывает, выступление Молотова о том, что
началась война, услышал в Омске. В июне 41-го был студентом техникума. Там же,
в Омске, в декабре после того, как защитил диплом, призвали в армию. Кстати,
именно имевшееся образование помогло получить первое звание.

«Все зарывались в снег и спали…». Воспоминания ветерана о боевых буднях

Андрей Андреевич Половинкин в свои 97 прекрасно водит машину и общается с внучкой в интернете

— Сказали среднетехническое
и высшее образование — три шага вперед, — вспоминает Андрей Андреевич, — нас вышагнуло
семеро всего. Вот на второй день службы я уже был сержантом, помощником
командира взвода.

7 сержантов определили в
военное минометное училище. После него,
снова по распределению Омск. Здесь юного Половинкина ждало испытание. Дали в
командование запасной взвод штрафников.

— Я с ними замаялся, никакой
дисциплины, — говорит зауральский фронтовик. — Им всем за 40, а мне нет еще
20-ти. На мое счастье, в Омске стал формироваться 288 минометный полк
артиллерийского резерва Главного командования — АРГК назывался. Потом в нем уже был, там совсем другие люди
были.

Минометный полк начали
перебрасывать к линии фронта. Андрей Андреевич рассказывает, ехали зимой,
вагоны отапливали подручными материалами. Конечным пунктом назначения стал
город Осташков на берегу озера Селигер. Позже это место станет стыком двух
фронтов — Северного и Северо-Западного.
Дальше, к линии обороны добирались пешком, ночами.

— Ветер, мороз, снег, как
ножиком лицо режет этим снегом, — вспоминает тот поход Андрей Половинкин. — Как
только начинало светать, все зарывались в снег и спали. К вечеру все
поднимались. Надо было по фамилии каждого выкрикнуть, чтобы не остались в
снегу.

30 сентября 1941 года
гитлеровское командование начало операцию «Тайфун» с целью захвата Москвы. На Северо-Западном
фронте основной удар наносился в направлении Холм-Демянск-Осташков. 12 октября
противник прорвал оборону Западного фронта, овладел центром Тверской области
городом Калинином (сейчас Тверью) и вынудил наши войска отступить с рубежа
между озерами Селигер и Стерж на заранее подготовленные позиции. Именно в эти
места в конце 41 года и попал Андрей Половинкин.

— Наша задача была сообщать
разведчикам сведения, наблюдать за противником, выявлять огневые точки, где
пулеметное гнездо, где орудие, где просто пехотинцы. Мы строили в лесу
наблюдательные пункт: три сосны связывали, и площадку между ними, загораживали
от пуль. В сильный ветер ходить по лесу было нельзя, все макушки деревьев
прострелянные, можно под такую макушечку было попасть, — говорит ветеран.

К началу 1942 года войска Северо-Западного фронта
образовали на территории района так называемый «Осташковский выступ», а войска
4 и 3 Ударных армий нависли с севера над растянувшейся вражеской группой армий
«Центр».

18 августа 1943 года противнику надоело сидеть в
обороне, началось наступление гитлеровских войск. В одном из артобстрелов
Андрей Андреевича ранило в ногу. Площадь ранения, говорит ветеран, составила
100 кв. см. Начались госпитали. Ногу чудом удалось спасти.

Окончательно выписали Андрея Половинкина 9 мая 1945 года
в День Победы. Находился тогда Половинкин в Свердловске. Там был штаб
Уральского военного округа, которым впоследствии командовал Жуков. Майору
Андрею Половинкину однажды посчастливилось даже побывать в кабинете у маршала.
Правда, сам Жуков был тогда на выезде. Экскурсию по кабинету для военного
устроил друг, служивший в штабе, с которым познакомились в госпитале. Андрей
Андреевич до сих пор помнит обстановку кабинета до мельчайших подробностей:

— В глубине кабинете стоит стол, рядом стул, а на стуле
китель маршала Жукова со всеми орденами: два ордена Победы за немцев и за
японцев. На полке все модели танков.

После войны Андрей Андреевич работал с сфере
электроэнергетики. От рабочего до руководящих постов. Устанавливал светофоры в
Кургане. В свободное время занимался охотой. Увлекала ветерана и дача. Сегодня, говоря о секрете своего долголетия, он
приводит слова Черчилля:

— Если есть возможность сесть — садись. Если есть возможность
лечь — ложись. Вот все эти секреты!

Впрочем, всегда активный 97-летний фронтовик здесь
лукавит. Ведь сидеть на месте — это точно не про него!

«Все зарывались в снег и спали…». Воспоминания ветерана о боевых буднях

Источник: kurgan.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.