ПРЕЗИДЕНТ ЕЕК ВЯЧЕСЛАВ МОШЕ КАНТОР: НА ЧТО ТОЛКАЕТ НЕНАВИСТЬ

0 16

Вячеслав Моше Кантор, бессменный президент Европейского еврейского конгресса (ЕЕК), во всём мире известен за свою приверженность делу толерантность и её продвижения. Однако не менее предан Кантор и делу борьбы с ненавистью в любых её формах. Более того, как не раз заявлял сам Моше Кантор, именно нетерпимость и ненависть – те угрозы, в отношении которых толерантность проявляться не должна никогда. Актуальность проблемы распространения ксенофобии, антисемитизма и других форм нетерпимости вполне прослеживается уже в том, что в 2007 году, при выборах президента ЕЕК, тогда ещё лишь кандидат на этот пост Вячеслав Кантор назвал противодействие антисемитизму одной из ключевых своих задач в случае избрания на пост – и был избран.

ПРЕЗИДЕНТ ЕЕК ВЯЧЕСЛАВ МОШЕ КАНТОР: НА ЧТО ТОЛКАЕТ НЕНАВИСТЬ

Ненависть и нетерпимость опасны не только для тех, в отношении кого они проявляются, убеждён Вячеслав Кантор. Это болезнь, которая разъедает общество изнутри, подрывает его стабильность и доверие людей друг к другу, а потому представляет собой угрозу вплоть до международного масштаба. Особенно печально и пугающе наблюдать за последствиями распространения ненависти, когда в жертву ей приносятся жизни людей…

Терроризму нет прощения

Вячеслав Моше Кантор – из тех общественных деятелей, кто считает терроризм и экстремизм главной войной человечества начала XXI века. Однако война эта должна вестись далеко не только силой оружия, убеждён Кантор. Куда большую роль здесь играет противостояние ненависти объединением усилий всего общества – ведь именно общество, цивилизация как таковая и являются врагами террористов и террористических группировок, как бы они ни старались подвести под свою бесчеловечную деятельность логичную идеологию, говорит Кантор.

Одной из форм борьбы с нетерпимостью и терроризмом как её крайней формой, Вячеслав Моше Кантор считает внушение обществу неприятия самого факта террора, а также той идеологии, что под него подводится. Именно поэтому Кантор всегда выступает сторонником максимально публичного осуждения терроризма, освещения судебных процессов над террористами и, разумеется, вынесения суровых и заслуженных приговоров массовым убийцам. Так, в 2019 году Моше Кантор приветствовал вынесение приговора террористу Мехди Неммушу и его пособнику, с помощью которого в 2014 году первый совершил нападение на Еврейский музей в Брюсселе и убил четверых его посетителей. Сам Неммуш получил пожизненное заключение, его помощник, поставлявший ему оружие, — 15 лет.

Вячеслав Моше Кантор, комментируя вынесение приговоров, особенно подчеркнул важность того, насколько стоически суд выдержали сами судьи, на протяжении всего процесса получавшие постоянные угрозы, однако не сдавшие своих позиций. Приговор же Кантор и вовсе назвал сигналом о том, что в Европе любые антисемитские и террористические акции будут наказываться по всей строгости, что террористы не получат снисхождения и, уж тем более, помилования. Что касается длительного срока заключения для пособника, то и его Кантор называл справедливым – подтверждением того, что даже не участвующие в терактах, но поддерживающие терроризм остаются ответственными за те жизни, что в результате терактов будут оборваны. Такие сигналы, уверен Вячеслав Моше Кантор, важны в деле борьбы с сетями поставщиков и осведомителей террористов, играющими огромную роль в реализации непосредственно терактов.

Протест против незащищённости

Говоря об огласке и громком обсуждении, нельзя обойти стороной и те преступления на почве ненависти, которые самим своим фактом вызывают настоящий взрыв протестов в обществе. На почве антисемитизма этим печально «прославилась» Франция, где в течение пары лет произошло сразу несколько антисемитских убийств, возмутивших людей своей бесчеловечностью.

Настоящие шествия возмущённых, в частности, вызвало убийство пожилой еврейки Сары Халими в Париже, в её собственной квартире. Убийство совершил молодой экстремист, и прежде позволявший себе оскорбления в адрес женщины, которую встречал на улице. Митинги требовали безопасности и расследования преступления, а также работы правоохранительных органов на то, чтобы это никогда не повторилось… Однако не прошёл и год, как страшное преступление повторилось – жертвой собственного соседа-антисемита стала пережившая Холокост Мирей Кнолль.

Вячеслав Моше Кантор высказал не только собственную поддержку тем, кого возмутили эти убийства, но и объяснил, почему они столь резонансные. Дело не только в самом факте антисемитизма, но и в том, что от ненавистников евреи, как выяснилось, не могут спастись и укрыться даже в собственных домах. К страху за собственную жизнь прибавляется недоверие к официальным властям в том, что они вообще способны эту самую безопасность обеспечить. Ответом на это обычно является усиление защитных мер, в том числе привлечение больше сотрудников полиции буквально к оцеплению еврейских объектов и учреждений. Однако, как подчёркивает Вячеслав Моше Кантор, ожидать от подобных срочных мер чувства безопасности не приходится – напротив, у людей ещё крепче заседает мысль, что они в окружении, что опасность повсюду.

Бороться с ненавистью, повторял и продолжает повторять Вячеслав Кантор, нужно не только силовыми методами, необходимо подключать общество, вырабатывать в нём нетерпимость к нетерпимости, а наказывать не только самих преступников, но и разжигателей ненависти, пропагандистов тех взглядов и идеологий, которые оправдывают подобные нарушения.

С этой точки зрения неудивительно то возмущение, которое вызвал у ЕЕК и лично Вячеслава Кантора приговор убийце Сары Халими. А точнее, его, по сути, отсутствие. Суд хоть и признал, что преступление было совершено на почве антисемитизма, всё же назвал само поведение убийцы «преступной безответственностью», поскольку преступник находился под наркотическим воздействием и, соответственно, рассудок его был помутнён. Вячеслав Моше Кантор называл это решение пугающим и даже опасным прецедентом – когда наркотики являются более важным фактором, чем ненависть, которой мотивировался преступник. Против этого решения ожидаемо выступила и еврейская община Франции, и даже президент страны, и Кантор всецело поддержал их требования пересмотреть законодательные нормы, которые позволяют подобный «отказ в правосудии».

Слова могут убить

На другом конце мира, в США, в 2018 году потрясением стало и другое страшное преступление – а именно расстрел прихожан синагоги Питтсбурга, куда ворвался вооружённый террорист. Как стало известно в ходе следствия, убийца и до совершения нападения долгое время демонстрировал ненависть и нетерпимость по отношению к евреям, вплоть до того, что в социальных сетях и интернете призывал к их убийствам. Как отметил Вячеслав Кантор, комментируя трагедию, подобная взаимосвязь наглядно демонстрирует, что расхожая поговорка о том, что слова убить не могут, на самом деле далека от истины. Поддерживая атмосферу ненависти, распространяя её в сети, злоумышленники создают настроение, при котором физическое насилие становится как будто оправданным следующим шагом, предостерегает Кантор.

Интернет в целом за последние годы превратился в основную арену для распространения ненависти, как не раз подчёркивал Моше Кантор. И прошедший 2020 год стал самой пугающей иллюстрацией этой тенденции. И евреи, и антисемиты оказались в условиях изоляции, в результате чего, по данным Центра Кантора при университете Тель-Авива, за первый карантинный год во всём мире стало на 19% меньше непосредственно преступлений на уровне антисемитизма. Однако это вовсе не означает, что антисемитизм как таковой пошёл на спад – напротив, он стал ещё ожесточённее, но переместился в сеть, где вынуждены были проводить своё время подавляющее большинство населения земли.

Так, отмечают в Центре Кантора, евреи вновь оказались «героями» теорий заговора: в интернете их нередко обвиняли как в создании вируса, так и в его умышленном распространении, а то и вовсе в желании нажиться на нём, укрывая рецепты лекарства и вакцины. Как подчеркнул Вячеслав Кантор, сам факт того, что столь глобальные события так или иначе оказываются связаны с евреями, и евреи волей-неволей упоминаются в обсуждениях, уже говорит о том, что антисемитизм глубоко укоренён в обществе и остаётся главным источником теорий заговора самого разного калибра.

Не менее оскорбительным для евреев стало и то, что сравнивать себя с ними стали те, кто выступал против жизненно-важных карантинных мер, а также против последовавшей вакцинации. Как заявил Вячеслав Кантор, для сравнения с условиями пандемии стали использовать образы Холокоста: карантинные меры приравняли к гетто, а вакцинацию – к медицинским экспериментам нацистов. В качестве протеста уклоняющиеся от вакцинации стали даже носить жёлтые звёзды на одежде. Стоит ли говорить, насколько неуместны подобные сравнения?

Вячеслав Кантор беспокоится и о другом: когда карантинные ограничения наконец будут сняты, а болезнь – побеждена, вся эта ненависть, в том числе искусственно взращенная интернетом, может выплеснуться на улицы, и еврейским общинам может угрожать совершенно реальная физическая опасность.

Сложно предсказать и долгосрочные общественные последствия подобных условий, как карантин и самоизоляция, отмечает Моше Кантор. Много вопросов вызывает, в частности, психическое и общественное здоровье молодых людей и подростков, которые в самый важный период своей жизни, время, когда формируется характер и система ценностей, оказались заперты один на один с социальными сетями и всемирной паутиной, где дезинформация, ложь и ненависть распространялись круглосуточно со стремительной скоростью…

Перенаправленная ненависть

Впрочем, заявления о снижении числа преступлений на почве антисемитизма хоть и отражают общую статистическую картину, для отдельных стран всё же не являются верными. Так, негативно в прошлом и нынешнем году уже «отличилась» Германия, где Вячеслав Кантор совсем недавно заявлял о тревоге по поводу катастрофического роста числа преступлений, совершённых из радикально-правых убеждений. Подобные данные озвучила прежде всего сама Германия – в лице министра внутренних дел Хорста Зеехофера. Как пояснил чиновник, ультраправых преступлений стало не просто больше – их число стало самым высоким с момента начала фиксации подобных преступлений в целом, и самым высоким со времён окончания Второй мировой войны.

По мнению Кантора, такие данные не просто вызывают тревогу, они говорят о куда более серьёзной тенденции – что неонацисты и ультраправые больше не могут считаться неким радикальным подпольем, волками-одиночками, которые действуют разрозненно. Эти люди проявляют себя в насилии всё чаще, подчёркивает Вячеслав Кантор, они выходят из тени, и с этой угрозой необходимо считаться, причём не только Германии, но и всему западному миру, поскольку тенденции эти наблюдаются и в других странах.

«Это растущее движение, с которым нужно бороться и которое необходимо подавить, прежде чем оно перерастёт в нечто ещё более угрожающее», — уверен Вячеслав Моше Кантор.

Уже в нынешнем году Германия стала самой беспощадной площадкой для антисемитских нападений и преступлений, спровоцированных обострением палестино-израильского конфликта. Это обострение привело к тому, что евреи по всему миру, и особенно – в Европе – также стали объектами ненависти. По мнению Кантора, который уже давно выступает за приравнивание антисионизма к антисемитизму и приветствовал подобное решение во Франции, все нападения на синагоги, акты сжигания израильского флага, осквернение мемориалов жертвам Холокоста, происходящие за тысячи миль от места реального конфликта, есть ни что иное, как антисемитизм, желающий подвести под себя какую-то причину и основу, помимо обычной ненависти. Сам же Кантор в очередной (далеко не первый раз) подчеркнул, что ЕЕК осуждает любые попытки перенести агрессию и ненависть, которым подвергается государство Израиль, на евреев, проживающих совсем в другой части мира.

Разумеется, это далеко не первый случай, когда подобное происходит. Проявления антисемитизма по всему миру подскочили и несколько лет назад после заявления президента США Дональда Трампа о том, что страна переносит своё посольство в Иерусалим, тем самым признавая его столицей Израиля. Как заявлял в то время Вячеслав Кантор, сам факт того, что евреи подвергаются нападкам, оскорблениям и ненависти за слова не-еврея на другом конце света, подтверждает то, что антисемитизм остаётся в обществе и зачастую лишь ждёт «повода» для своего агрессивного проявления.

Повсеместное зло

Распространение антисемитизма в мире Вячеслав Кантор и эксперты из Центра Кантора связывают не только в целом с ростом агрессии и нетерпимости в обществе, но и с тем, насколько обыденным для общества антисемитизм за прошедшие годы стал. Бытовой антисемитизм, антисемитизм в выступлениях политиков и публичных деятелей, соответствующие шутки и злые карикатуры – до тех пор, пока на такие вещи закрываются глаза, антисемитизм продолжает оставаться частью информационного пространства, и у общества в самом широком его понимании вырабатывается иммунитет к его проявлениям.

Вячеслав Моше Кантор – и не он один – увязывает эту проблему и с тем, как человечество постепенно утрачивает историческую память о событиях Холокоста, а вместе с ней – те исторические уроки, что учили нас о реальном вреде бесконтрольной ненависти, которой не дали вовремя скоординированного и жёсткого отпора. Более того, продолжает Кантор, опасность подобного снисходительного отношения к антисемитизму кроется ещё и в том, что это размывает границы допустимого в целом. Там, где возможен антисемитизм, уже скоро будет нормально ненавидеть по признаку религии, другой нации, расы и многим другим параметрам. Ведь ненавидеть – можно…

Источник: kurgan.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.